Уходите

#124

Уходите в свой контактик, уёбки. Я могу вспомнить первые игры и приставку, могу вспомнить лодку из стройматериалов, могу вспомнить землянку на склоне у реки, которая была лучшим местом в мире. Могу вспомить унижения, побои, первую драку, когда я дал отпор и был бит сильне обычного. Но знаете, что? Я не хочу вспоминать. Вы рады вспомнить всякое ничего не значащее говно только потому, что это первые запомнившиеся положительные впечатления. Мои впечатления - разбитое лицо. Сломанный нос. Кривые зубы - разбили челюсть. Я привык стричься под машинку - так за волосы не схватят. Нет, конечно, у меня был велосипед, томеранг, карты и календарики с бабами, конечно. Какое-то время у меня даже было несколько товарищей. Славин отец работал в милиции и давал мне носить свой бронежилет, когда был дома. Рассказывал про всякое. Я могу вспомнить отвращение, ненависть, травлю, стыд, страх, неуверенность, поражение. Иногда я был на коне - дав сдачи или словесно защитившись я возвращался в свою землянку и пел там или курил табак из собственноручно сделанной трубки. Маленький городок - не лучшее место, чтобы расти. Дурное воспитание, среда, вынужденная изоляция.

"Сломанный нос это даже симпатично" - говорит она, допивая горячий шоколад из моей чашки и доедая шарлотку, которую я ей заказал - "ты, наверное, настоящий мужчина и боец!". Шлюха мне не нужна.

Мы не увидимся больше. Она не последняя.

Мои вещи летят из окна восьмого этажа - рубашка, худи, журавлики оригами, подушки от дивана, мой алкоголь. Говорю, что может выкинуть и монитор и гаджеты со стола, она кричит, что выкинет и спотыкается, вылетая в окно с моими пластинками; я успеваю подбежать и поймать её. Помню, как угрожал бомжу, пытавшемуся стащить одежду, пока я подбирал вещи с асфальта. Не она первая, не она последняя.

Больше я с ними не увижусь - я слишком разочаровался в людях.

Помню, как ребята из бара несли меня на руках, когда я истекал кровью - все руки порезаны, ноги исполосованы, как разделочная доска. Я думал, что умру. Жизнь перед глазами не проносится, об этом можете не беспокоиться - годы одиночества не заставят ваше сердце сжаться в последний раз так больно. Молодёжное общественное движение, политика, ололодрузья, музыка. Что можно назвать ностальгией? У меня нет родины и нет места, что я мог бы назвать домом. У меня нет прошлого - оно внутри меня и на моём теле, но его нет.

У меня и друзей-то нет. Только мои трубки, унылая работа и интернет. Я взрослый дядька, не хуже и не лучше сверстников. И картина над диваном - она знает меня, как никто другой. Под глазами чёрные мешки, явно очерчены глазницы - я так мало сплю, у меня проблемы с психикой и зрением. Вообще здоровье стало сдавать. "Лишь бы не болело ничего". Трёхдневная щетина, жирные пятна на полу в кухне.

Я могу вспомнить всё это. Уёбывайте в свой контактик, сволочи. Я не завидую вам, но вы мне неприятны.

Я не хочу вспоминать. Не для этого я так часто напиваюсь.

"Насыщенная и интересная жизнь, чудесная история, у тебя всё впереди - тебе ведь только двадцать семь. Вспомни прошлое".

Уходите.