Кот Симба

#252 Метки: Животные

Холодная осенняя ночь давно уже заползла в город, она вступила в свои права, залив улицы густой ваксой темноты, лишь изредка разрываемой тусклым светом фонарей да зашторенных окон.

Но здесь, на самой окраине, света практически не было. Тихие шаги, поглощаемые этой густой темнотой, ничей покой не нарушили, никем не были замечены. Маленькая фигурка скользнула сквозь щель в ограде старого кладбища.

Теперь ее шаги еще тише – их заглушает шелестение опавших листьев, покрывших дорожки. Мертвые следы лета – законные жители древнего кладбища. Вскоре, темноту прорезал слабый, желтоватый луч фонарика, выхватывавший, одно за другим, очертания надгробий. Луч дрожал, то исчезая, то вновь появляясь, пока, наконец, его движение не прекратилось.

Девочка присела на холодный камень скамьи у одного из самых старых склепов и выключила фонарик. Оттопырившаяся на животе куртка слабо зашевелилась, девочка погладила ладонью это вздутие, тихо пробормотав:

-Ничего, Симба, скоро все закончится.

Ответом ей было хриплое мяуканье, похожее больше на стон.

-Тише, Симба, все хорошо.

Осторожно расстегнув молнию, девочка вытащила из куртки рыжего кота. Питомец безвольно повис на ее руках, вновь слабо мяукнул, глядя мутными, янтарными глазами куда-то в пустоту. Она шмыгнула носом, сгоняя рукавом набежавшие слезы.Симбе было пятнадцать лет, последние полгода он уже не вставал со своего коврика, изредка подползая к миске. Сквозь некогда роскошную, рыжую шерсть, свободно просматривалась бледная кожа, обтянувшая тонкие, кошачьи кости. Кот умирал, и его хозяйка больше не могла смотреть на это.

Девочка поградила своего любимца и, вновь, всхлипнув, начала доставать из кармана целлофановый пакет.

-Тихо, Симба, я быстро, обещаю. Ведь лучше так, да? Лучше так, чем долго-долго?..Кот мяукнул, хрипло и жалобно, словно соглашаясь.

Но тут фигурку девочки выхватил из темноты луч чужого фонаря, застыл, превращая все вокруг в странную фотографию. Девочка закрыла лицо руками, стараясь не смотреть на свет, но тот пригас – видимо неизвестный направил фонарь в землю.

-Привет, красавица, ты чего здесь забыла? – Голос был мужским, тихим и спокойным. Таким тоном с девочкой раньше говорил только папа, уютными, домашними вечерами укладывая спать. Девочка чуть раздвинула пальцы, глядя на незнакомца сквозь щелку между ними. Перед ней стоял парень лет двадцати, в черной одежде, державший в руках большой фонарь.

-Да не бойся ты. – Рассмеялся незнакомец. – Я сторожем работаю. Тебя проводить к выходу?

Девочка замотала головой и, неожиданно для себя, разревелась. Уже через минуту она, рыдая взахлеб, рассказала успокаивающему ее, растерянному парню свою историю. Наконец, когда отзвучало последнее слово, он вздохнул, погладил кота по голове, и произнес:

-Знаешь, я ведь не простой сторож. Я могу вылечить твоего котика, он всегда будет молодым и сильным, но должен будет всегда оставаться со мной и никогда не сможет покинуть это кладбище. Я могу это сделать, если ты пообещаешь мне кое-что.

-Что? – губы девочки дрожали, на посиневшем от холода личике блестели слезы.

Парень окинул ее взглядом и, вдруг покачав головой, сказал:

-Нет, ничего. Я ничего не возьму у тебя взамен.

Еще раз погладив кота, он легко коснулся кончиками пальцев лба девочки.

-Юля, вставай, уроки проспишь!

Девочка распахнула глаза, выныривая из странного сна, тут же, отбросив одеяло, побежала, шлепая босыми ногами по полу, к коврику Симбы, но тот был пуст.

-Мама! где Симба?

-Симба?.. – Мать отвела взгляд. – Папа отвез его к ветеринару, Симба теперь будет жить с другими котиками, там ему будет лучше.

Юля молчала, глядя на маму огромными, полными слез глазами, до тех пор, пока женщина, наконец не выдержав, прикрикнула:

-Ну, чего встала тут босая? Иди одеваться!

После школы Юля не пошла домой обычной дорогой. Она кружила по узким улочкам, пока не замерла у ограды старого кладбища, напряженно всматриваясь в заполненное надгробиями пространство. Вдруг, она, подпрыгнув, закричала:

-Симба! Симба!..

По устилавшей дорожки опавшей листве, носился крупный, рыжий кот.