Дядя Толя

#359

Сап, двощ. У меня хорошая семья. Мой папа – художник, он очень хорошо рисует, он совсем не быдло и воспитал меня небыдлом, он научил меня рисовать. И теперь я зарабатываю себе этим на жизнь. Алсо, я изрядно популярен в интернетах и ИРЛ благодаря своему несоразмерному таланту. Я вспоминаю, как папа первый раз привел меня в мастерскую. Там был такой беспорядок. Было много незнакомых и загадочных вещей. Пахло растворителем и гавном. На стенах весели картины. Папа в то время работал над картиной. Суть такова: есть карлик, у карлика есть собака, карлик обмазывается собачьим гавном. Я был ребенком и походил на карлика. Папа сказал, чтобы я раздевался. Потом он вынес ведро с гавном и велел мне обмазаться. Густой аромат несвежего гавна ударил мне в нос. Гавно было под ногятми, на лице, в волосах. Папа рисовал. Потом он надел перчатки и засунул мне руку в анус. Он проделывал такое частенько. Это называлось «кукольный театр». Было весело.

Моя мама – положительная женщина. Она подарила мне всю любовь этого мира. Она очень хорошо готовила. Любила всякие кулинарные затеи. Бывало столько наготовит, что сожрать не успевали. Такие дела. Она была высокая и худая. У нее были толстые очки в коричневой оправе. От очков пахло гавном. Мама, когда водила меня в садик всегда орала на всю улицу: «смотри не обосрись там, блджад, ебаный пиздюк!». «Хорошо, ма, не обосрусь» - весело отвечал я. Когда она уходила, я, конечно, обсирался. И ходил весь день как засеря. Воспитательница была без носа. И думала, что я сел я яблочное пюре. Другие дети надо мной смеялись и тыкали пальцами в мои коричневые колготки, а потом совали пальцы мне под нос. Мама любила играть со мной в игру «сливочный пудинг». Суть такова: приходит дядя толя и ебет маму. Я должен смотреть и плакать. Потом дядя толя наливал в большой шприц молоко и засовывал шприц маме в попу. Мама вскрикивала и зажмуривалась. Потом дядя толя уходил за миской и говорил маме: «терпи, сраная шлюха!». Вернувшись с миской, он говорил: «пудинг!!!» и из маминой попы в миску и на пол лилас коричневая жидкость. Мне давали большую ложку и говорили: «кушай пудинг, бро!». Я кушал и блевал.

Дядя толя любил поебывать меня в жопу. Зайдет бывало и с порога: «а где тут моя любимая жопа? А ну беги сюда проказник! Я тебя сейчас поебывать буду.». Он пил чай, раздевался и велел мне нести вазелин. Дядя толя был огромным негром и моей жопе приходилось несладко. Такие дела. Но он был мой дядя. Старших надо уважать. «открой ротик, уважай дядю» - говорил дядя толя. Он говорил, что глотать – это хорошо. Такие дела. А когда я воткнул ему в спину нож он ничего не говорил, только хрипел и дергался. Потом я вставил нож ему в жопу и полил кетчупом. Маму я забил кочергой до смерти. А потом положил дядю толю на маму сверху. Считаю, это вин. Сейчас я жду домой папу. Когда он придет я оболью его кипятком. Вот будет смешно! Пока, двач, кажется, он идет.