Паста.ч Пасты Теги Случайная Поиcк

Во вторник

#438

Это случилось ранним утром, во вторник.

Никто не обратил внимание, когда в очередной раз взвыли сирены. Такое случалось на каждой неделе, иногда даже два. Через несколько минут купол начинало трясти, частенько сверху падали металлические перекрытия и балки, потом со стороны северного входа начиналась стрельба, гулкое буханье взрывов и характерный треск крупнокалиберных пулеметов. Англы снова перешли в наступление, можно было ожидать, что к вечеру вновь будут раздавать патриотические листовки.

Мне было плевать. Как и тысячам других серых призраков этого Купола, не видевших света солнца вот уже почти два года. Мы шли с утра на работу, чтобы получить талоны на скудный паек. Час за часом, день за днем, до самой ночи, мы собирали детали на конвейерных лентах. Может быть для танков, или дирижаблей, какая разница?

Но сегодня все было по-другому. Совершенно неожиданно я словно очнулся ото сна. Да, все было по-другому, наверно, это предчувствие. По улицам маршировали ровные колонны солдат в противогазах. Никогда столько не видел, похоже, созвали весь гарнизон. Мимо даже пронеслось несколько бронемашин.

На заводе было шумно. Кто-то кричал, я слышал обрывки революционных лозунгов. Конвейер простаивал. Ни начальства, ни надсмотрщиков уже не было. Они нас бросили еще раньше, но об этом я догадался позже, когда грохот боя забрался внутрь Купола. Когда в панцире над городом появилась огромная дыра и вниз посыпались обломки, заваливая бегущих солдат, оставшихся без командования.

Я бежал вместе со всеми, внося свой вклад в неразбериху и панику. А потом меня подстрелили, совершенно случайно. Какой-то солдатик, прижимавший к груди винтовку схватился с толпой разъяренных рабочих. Выстрел достался мне.

Я лежал с простреленным животом и смотрел в серое небо. Умирал я долго и мучительно, оставшись в одиночестве на пустой улице, захламленной мусором, наполовину заваленной обломками и трупами таких же неудачников. Последним, что я видел были гусеницы танка Англов, милосердно прервавшие мою агонию.